Главная | Информация | Фотогалерея | Гостевая книга | Форум Новый | Каталог | Ссылки | Поиск

В.В. Архипов.
Вторая колонизация Россией Южного Сахалина и судьба одной семьи. (3)

     Поселенцы, прибывавшие на остров, жили в японских домах или бараках, построенных из тонких деревянных досок, глины, бамбука и бумаги. Крыши этих построек были покрыты деревянной щепой и изредка черепицей. Отдельные районы города были сплошь застроены бараками. Зимой и в непогоду для отопления домов и бараков использовались кирпичные или железные печи. Нередко возникали пожары, и в огне, который стремительно уничтожал постройки, не только сгорал скарб, но иногда гибли люди. Причиной пожаров и других несчастий нередко оказывалось пьянство. Моряки и рыбаки пропивали деньги, заработанные тяжелым трудом в море. Городской ресторан "Корсаков" не пустовал. В нем проводили время люди с большими деньгами, а у пивных киосков города собирался рабочий люд и "деклассированные элементы". Последних официальные власти называли тунеядцами, а население - бичами. Их ряды пополняли не только местные пьяницы, но и люди, бежавшие на остров с материка от своих жизненных проблем, потерявшие всякую связь с родными и близкими...

     Один из перекрестков в южной части города был известен местным жителям под названием "Пять углов". Здесь на небольшой площади располагалось несколько пивных киосков. Добавим к этой картине маленький базар, где предлагалась закуска, и магазины, в которых можно было приобрести крепкие напитки. Через "Пять углов" лежал путь в торговый порт, центральный "ковш", центр города, на южную и восточную окраины Корсакова.

     Сахалинские базары запоминаются не только дарами местной природы - ягодой красникой, которую за пикантный запах в обиходе зовут "клоповкой", шишками кедрового стланика, диким луком-черемшой и папоротником, но и видом розовощеких кореянок, торгующих редисом, огурцами, помидорами и огородным луком. За торговцами других национальностей оставались картофельные и молочные ряды, но эти прилавки поредели после уничтожения личного скота Н.С. Хрущевым во имя "строительства коммунизма". До этого волюнтаристского решения многие жители окраин держали коров. Утром и вечером, отправляясь с пастухами на пастбища, коровы оглашали окрестности нетерпеливым мычанием. В полдень их хозяйки, собираясь группами, ходили на дойку. Многотравье в пригородных падях способствовало развитию молочного животноводства.

     Отдельные японские дома в черте города еще долго сохраняли не только национальный колорит, но и дворики с вишневыми деревьями, которые покрывались белым нарядом во время цветения. Удивляли живописные постройки на склонах сопок - они стояли на террасах, укрепленных каменной кладкой. Дома на берегу моря защищал от ветра земляной вал, который по высоте достигал крыши постройки. Японцы с любовью относились к естественным источникам воды - родники и ручьи они окружали деревьями, кустарником и каменными горками. Один из родников в черте города наполнял водой японский плавательный бассейн, в котором плескались дети. Позже родник и бассейн забросали мусором, а затем засыпали землей.

     Городская культурная среда, оставшаяся после японцев, с годами уничтожалась. Советское государство, разрушавшее культуру своих народов, не заботилось о чужом наследии, не видя в нем исторического значения. Город утрачивал индивидуальные черты, заполнялся безликими общественными зданиями и многоэтажными жилыми домами, лозунгами и плакатами с призывами к "светлому будущему". Упрощение окружающей человека среды характерно для советского периода жизни, вероятно, по той причине, что однообразие отупляет людей, убивая индивидуальный внутренний мир, отличный от официальных канонов.

     На городских окраинах множились помойки. Дороги с твердым покрытием имелись только в центре города. Городские власти для сохранения асфальта центральной улицы Советской сделали ее пешеходной, что было редкостью в то время.

     Сахалин жил и должен жить рыбой, развиваться за счет рыбы, поскольку биологические ресурсы, в отличие от нефти и газа, самовосстанавливаются. Но общественное устройство жизни, помноженное на варварское отношение островитян к природе, приводило к тому, что рубился сук, на котором можно было "сидеть" (читай - богатеть). Река Корсаковка, протекавшая через город, постепенно превращалась в сточную канаву. В нее еще до середины шестидесятых годов на нерест шел лосось. В августе он проходил через залитую нефтью и зловонными стоками воду бухты, вдоль затопленных в русле судов и

<<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>>

На главную

 

TopList Korsakov.Sakh.ru