Главная | Информация | Фотогалерея | Гостевая книга | Форум Новый | Каталог | Ссылки | Поиск

В.В. Архипов.
Вторая колонизация Россией Южного Сахалина и судьба одной семьи. (4)

барж, достигая грязной реки. На этом адском пути рыбу безжалостно истребляли горожане. Весной такая же участь ждала корюшку. Жителям запрещалось ловить красную рыбу, но жить на острове, население которого всегда питалось рыбой, и не иметь ее на своем столе - представлялось абсурдным. Власти не могли организовать ни охрану рыбы, идущей на нерест, ни квотирование ее вылова населением. Они были способны лишь повсеместно уничтожать нерестовые реки. Красная рыба и ее икра имели в государственных и кооперативных магазинах высокую цену, которая повышалась из года в год, но при этом лосось горячего копчения свободно не продавался. Соленая и свежая красная рыба постепенно исчезали с прилавков. В итоге торговля могла предложить покупателю только рыбьи головы. Менялся не только город, но и прибрежная зона острова. Разрушались и не восстанавливались японские деревянные сооружения, оберегавшие берег и проходившие вдоль него дороги от воздействия моря. Борьбу моря и дорожной службы можно было наблюдать в районе поселка Пригородное. Как только море подмывало незащищенный участок дороги, так дорожники взрывали скалу рядом с ней и скальной породой укрепляли берег. Через несколько лет история повторялась. Реальный вид местности, существовавший веками, исчезал во времени.

     Была ли в городе преступность? Как же без нее, "родной" нам всем! Отец возвращался домой после ночной смены с тяжелым металлическим прутом в руках. Молодежные сообщества существовали в каждом районе города, и чужак, появлявшийся на территории их обитания в темное время суток, опасался нападения. Но мне не были известны случаи насилия в отношении детей. Родители не боялись отпускать детей на рыбалку в порт или пригород, на киносеанс в воинские казармы. Уличные компании, в которых мы проводили время, позволяли не только противостоять другим мальчишеским сообществам, но и взрослым.

     Особо остановлюсь на роли военных в жизни города. Без преувеличения можно сказать, что Сахалин был "непотопляемым авианосцем" Советского государства на Дальнем Востоке. В пятидесятые годы Корсаков и его окрестности представляли собой военный лагерь с аэродромом истребительной авиации, морскими и зенитными батареями, основными и вспомогательными частями армии и флота, базой торпедных катеров и морских сил погранвойск, нефтебазой. В Корсаковском районе вдоль береговой линии стояли пограничные заставы. Окопы, траншеи, укрытия для военной техники, блиндажи и землянки строились не только вдоль побережья, но и на сопках, окружающих город. Население жило на "пороховой бочке", а власти из года в год твердили о возможных "провокациях американских и японских империалистов". За забором нашего двора на улице Промысловой находилась артиллерийская батарея, и можно было представить гибель нашего района и его населения при ударе авиации по этому военному объекту в случае конфликта. В горячей схватке от Корсакова осталось бы пепелище.

     Порой до войны оставался один шаг. Вспоминаю, как мы, школьники, стояли в актовом зале в ожидании заявления Советского правительства в связи с Карибским кризисом. На уроках гражданской обороны нам объясняли, что Корсаков, наряду с городами Холмск и Южно-Сахалинск, числится у империалистов как объект для ядерного удара. Страх войны сопровождал граждан Страны Советов всю жизнь. Старшее поколение помнило Вторую мировую войну, а детям страх прививался в школах. Угроза войны позволяла и позволяет властям всех времен и народов объяснить ею все лишения, которым они подвергают мирное население.

     После сокращения армии Хрущевым из города исчезли многие военные объекты, но позднее, когда наступило время Брежнева, военная активность вновь усилилась. Вероятно, из-за военных "секретов" остров имел статус закрытой пограничной зоны, въезд в которую осуществлялся по пропускам.

     Гражданское население города складывалось из переселенцев, завербованных на различные работы, специалистов, направленных на остров после окончания учебных заведений, искателей приключений и длинного рубля, людей неудавшейся судьбы, демобилизованных солдат, моряков и пограничников. Типичной в этом отношении была история нашей семьи.

     Отец мой, Василий Григорьевич Архипов (1921-1990), родился и вырос в деревне Ново-Иковская Курганской области. Голодная колхозная жизнь заставила его прибавить к своему возрасту один год,

<<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>>

На главную

 

TopList Korsakov.Sakh.ru