Главная | Информация | Фотогалерея | Гостевая книга | Форум Новый | Каталог | Ссылки | Поиск

В.В. Архипов.
Вторая колонизация Россией Южного Сахалина и судьба одной семьи. (6)

направлены на разрушение существующего общественного устройства. Под развалинами царской, а затем и советской России оказались разрушители и защитники. Представляется мне, что до настоящего времени мы не выбрались из-под завала.

     Из Владивостока путь семьи лежал по морю в Корсаков. Здесь они ожидали попутного транспорта на Курилы. Это был тральщик, который после плавания по штормовому морю высадил пассажиров на Кунашире. С места высадки до маяка, располагавшегося на северной оконечности острова, дорога, вернее тропа, лежала вдоль побережья, и путь был проделан верхом на лошадях за два дня. Ночевали в японском рыбацком поселке. Гражданское японское население еще оставалось на острове. Старая японка спросила маму:

     - Куда мадам направляется?

     И сказала, покачав головой, когда узнала о месте назначения:

     - Ветер тама, мадам!

     В чем позднее мама убедилась, поскольку мыс, на котором располагался маяк, был открыт всем ветрам. Впечатления, полученные от встречи с японской семьей, мама помнила всю жизнь. Она вспоминала и непривычное для нее жилье, продуваемое ветром, многочисленность семьи, скудную пищу, основой которой была вяленая рыба, чугунную печку, низкое возвышение для сна, где ложилась вся семья, укрываясь одним одеялом. Вскоре гражданское японское население покинуло остров...

     Из событий жизни на маяке отец вспоминал не только штормы и выброшенного на берег кита, но и уничтожение в печи денег, которые он не успел обменять в декабрьскую реформу 1947 года, поскольку сроки обмена были ограничены. Власть в очередной раз жестоко обошлась со своими гражданами. Какое дело ей, власти, до простого смотрителя маяка, зарабатывающего деньги тяжким трудом в месте, далеком от государственных сберегательных касс! В то же время на займы отец, как и все, "подписывался" в обязательном порядке. В годы горбачевской перестройки облигации погашались обесцененными деньгами, на которые уже ничего нельзя было приобрести. Власти нашей страны в этом веке преуспели в разорении собственного народа, и этот процесс продолжается по сей день. Государственный монстр в лице чиновников и безразмерных государственных структур пожирает обезличенные общественные фонды, сжигает общественный труд и национальное богатство в различных авантюрах. Только тогда мы станем сильными, когда интересы конкретного человека станут главной заботой государства.

     Кроме отца и мамы на маяке проживали еще две-три семьи вольнонаемных работников и небольшая воинская команда моряков, обслуживавших радиостанцию. Жильем для них служили японские дома, утепленные бросовым материалом. На Сахалине я наблюдал за "перестройкой" японского дома на русский лад. Стены засыпали опилками или котельным шлаком, ставили завалинку, а к входной двери пристраивали коридор (сени). Питались островитяне продуктами, получаемыми в пайке, который полагался работнику маяка, рыбой и растительной пищей, предложенной природой. С появлением детей наша семья обзавелась козой, которая паслась на лугу, богатом травами, и давала жирное молоко. Несколько кур не только украшали двор, но и несли яйца. В доме жила японская кошка с коротким хвостом, промышлявшая грызунами и мелкой птицей. Короткохвостые кошки еще до середины шестидесятых годов встречались на Сахалине, но затем растворились в массе длиннохвостых сородичей.

     В 1948 году в семье родился первый ребенок - Тамара, а 1950-й - год моего рождения. В документах местом рождения значится с. Круглово Южно-Курильского района Сахалинской области. Но в Круглово произведена регистрация рождения, а роды проходили на маяке, и детей принимали соседки.

     Появление в семье детей затрудняло дальнейшую жизнь на маяке. Отсутствовала медицинская помощь, и необходимо было думать об учебе ребятишек. В 1952 году отец уволился со службы, и новым местом жизни был выбран Корсаков. В первый год семье приходилось снимать углы, тратя на это небольшие сбережения. Отец работал молотобойцем в кузнице морского порта. Работа требовала большой физической силы. Но питался он плохо, поскольку заработок был небольшим. Вскоре после переезда Тамара заболела дизентерией и умерла. В то время в городе свирепствовала эта инфекция и траурные процессии с детскими гробиками на руках не были редкостью. За Тамарой заболел и я, но

<<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>>

На главную

 

TopList Korsakov.Sakh.ru