Главная | Информация | Фотогалерея | Гостевая книга | Форум Новый | Каталог | Ссылки | Поиск

Неизвестная семья из Оодомари 2.

Быть может это государственные чиновники, инженеры (?), военнослужащие: Люди, выполняющие свою миссию, свой "гири" - долг: император Муцухито (Мэйдзи) призвал народ к освоению новой колонии, каковой стал для Японии Южный Сахалин, "отбитый" у России в результате войны 1905 года. И вот уже первые переселенцы ставят палатки временных лагерей, укладывают шпалы будущих железных дорог, возводят фундаменты домов и заводов. На нескольких фотографиях - с большой степенью вероятности - как раз и запечатлены первые шаги японского освоения южной части острова. Поэтому вполне правомерно отнести часть фотоснимком к 1906 году и далее - до 1920-1930-х годов.

Оодомари, ул. Сагаэ       Что касается конкретики места, то, судя по попавшим на снимки пейзажам бухты, фрагментам улиц и отдельным постройкам, - это именно город Оодомари (Отомари), расположившийся на берегу залива Анива. Во всяком случае, на одном из них узнаваема улица Сагаэ - главная улица Оодомари, Залив Томари-Анива на другом - местная православная часовня. На нескольких фотографиях видны следы пожара: могу предположить, что это либо последствия сдачи поселка Корсаковский Пост русскими жителями, которые при отступлении подожгли его, либо - что менее вероятно - следы какого-то локального пожара, случившегося позднее. В пользу Оодомари-Корсакова говорит и тот факт, что альбом был найден именно там: после того, как осенью 1945 года Южный Сахалин вновь стал частью СССР.

      Разглядывая снимки, я снова и снова возвращаюсь к вопросу о том, почему альбом - столь ценная Неизвестная семья из Оодомари для любой семьи вещь, по сути - материальное отражение генеалогии и хронологии семьи или клана - оказался потерянным или даже брошенным? Репатрианты забыли его при сборах? Сомнительно, особенно для японцев, которые к собственной истории относятся весьма трепетно... Хотя, кто знает, сколь спешным был вынужденный отъезд? А может именно тот саквояж (чемодан, корзину?), где лежал фотоальбом, советский военнослужащий не пропустил при досмотре, когда японская семья стояла у трапа судна, увозившего их от берегов Сахалина? Едва ли нам удастся узнать правду. Выстраивая догадки и фантазируя по этому поводу, невольно чувствуешь печаль - "японскую печаль?", - когда одновременно осознаешь эфемерность, непостоянство мира и невольно любуешься его красотой... Мир, казавшийся незыблемым для жителей маленького Оодомари и всего Южного Сахалина, вдруг изменился и в одночасье из настоящего (и будущего!) стал прошлым, которого уже не вернуть...

      Остается лишь попытаться найти потомков "семьи из альбома", вернувшихся на Родину - в Японию в далеком уже 1945-м. Во всяком случае, такое желание есть: "пепел Клааса стучит в сердце". И пусть в данном случае это "пепел" не моих предков, но мне близки и понятны чувства людей, которым представится возможность встретиться с собственным прошлым, найти и увидеть старые фотоснимки с родными лицами. И неважно, что мы живем в разных странах, непохожи внешне, по образу жизни и ее восприятию, - если вдуматься, все это не имеет никакого значения.

      История находки фотоальбома не менее таинственна, чем история Сахалина в целом: Возможно, я преувеличиваю, и подобных историй на Южном Сахалине не счесть, учитывая его пограничное положение - в зоне интересов России и Японии. В итоге альбом был найден при неизвестных обстоятельствах в Корсакове после окончания войны в 1945 г. и репатриации японцев и долгое время находился у одной из семей русских переселенцев с материка. К сожалению, имена членов этой семьи мне не известны. Известен лишь последний обладатель этого альбома - Сергей Михайлович Первухин: ему он достался от некой женщины - бывшей жительницы Корсакова наряду с другими "бумагами": японскими журналами и книгами.

      Впервые с "фотохроникой" японской семьи из Оодомари я познакомился в августе 2005-го. Но только спустя несколько месяцев, наконец, родилось решение, как поступить дальше. Результат сомнений и размышлений, благодаря полиграфическим технологиям и творческой энергии участников проекта, был воплощен в книгу-альбом. В итоге, история, начавшаяся на Сахалине, получила продолжение на Урале, в Екатеринбурге. Понятно, что просто опубликовать все сто шесть фотографий без каких-либо комментариев - дело нехитрое, но непонятное, т.е. не концептуальное. Вот потому и возникла идея "вплавить" формат семейной хроники в исторический контекст, дополнив изобразительный ряд ретроспективными заметками, историческими справками и документами, фотографиями и репродукциями с почтовых открыток времен префектуры Карафуто (предоставленными администраторами сайта города Корсакова Виктором и Александром). Кроме того, Южный Сахалин - это ведь не только Корсаков, бывший Оодомари, но также и Южно-Сахалинск (Тоёхара), Углегорск (Эсутору) и другие города и поселения (спасибо Алексею Колесникову из Углегорска!).

<<< 1 2 3 >>>

На главную

 

TopList Korsakov.Sakh.ru